Главная / События / Анонсы / Правда и вымыслы об эндорфинах

Правда и вымыслы об эндорфинах

В рамках Петербургского семинара по когнитивным исследованиям выступление Сергея Парина (Нижегородский государственный университет) «Правда и вымыслы об эндорфинах: когнитивные последствия» (ул.Галерная, 58-60, ауд.152).

Про эндорфины сегодня знают все. Это «гормоны счастья», позволяющие нам пребывать в состоянии перманентного восторга, вне зависимости от уровня зарплаты, семейных неурядиц и систематически наступающего конца света. Как это часто случается, серьезное научное открытие, если оно хоть немного затрагивает повседневные интересы каждого, быстро становится объектом манипулирования, обрастает легендами и околонаучными мифами. Какова же правда об эндорфинах? Ответ на этот вопрос вкратце и будет представлен в докладе.

Прежде всего, обширная группа эндорфинов (α-, β-, γ- и δ-эндорфины, а есть еще нео-эндорфины, дез-тирозильные и дез-энкефалиновые формы эндорфинов и т.д.) – это всего лишь малая часть обширного семейства опиоидных (то есть, подобных опиатным наркотикам) пептидов. В это семейство входят энкефалины, динорфины, параопиоиды и др. – всего более четырех десятков веществ. Увлекательная история их открытия неразрывно связана с попытками решения проблем боли, обезболивания и наркомании. На этом пути (из лучших, надо признать, побуждений) были синтезированы не только эффективные болеутоляющие лекарства, но и самые разрушительные на сегодняшний день наркотики. Примечательно, что главной находкой в этом поиске стало открытие (1973) специализированных мембранных белков, с высокой эффективностью связывающих наркотические анальгетики и передающих их сигналы в клетки. Такие белки получили название опиатных рецепторов (ОР) – по аналогии с адренорецепторами, холинорецепторами и т.п. Лишь спустя два года (1975) были обнаружены первые эндогенные (то есть образующиеся в нашем организме) опиоидные пептиды: β-эндорфин, мет- и лей-энкефалины, – связывающиеся с ОР. Сразу же начались прицельные исследования эффектов и механизмов действия этого семейства передающих информацию веществ, продолжающиеся до сих пор.

За прошедшие годы было выяснено, что именно опиоидным пептидам мы обязаны возможностью не чувствовать боль от повреждения в стрессовых ситуациях. Удалось выяснить базовый механизм формирования наркотической толерантности/зависимости. Обнаружилось участие опиоидов в зимней спячке, стрессе, шоке, работе «центров удовольствия», регуляции функций сердечно-сосудистой, пищеварительной, выделительной, дыхательной, иммунной и других систем организма. Установлено, что эти пептиды играют важную роль в процессах восприятия, обучения, памяти и выполнении других когнитивных функций. Стало очевидным наличие в нашем организме мощной информационной системы эндогенной опиоидной (ЭОС).

Наконец, пришло понимание того, что опиоидные пептиды являются и гормонами, и медиаторами одновременно. Дело осталось за малым: выяснить, какое они имеют отношение к счастью. Если аудитория сумеет четко сформулировать понятие «счастья», мы получим шанс для решения этой проблемы.

Сергей Борисович Парин доктор биологических наук, профессор кафедры психофизиологии, заведующий межкафедральной лабораторией когнитивной психофизиологии Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского, старший научный сотрудник Нижегородской государственной медицинской академии и Института прикладной физики РАН.