Главная / События / Анонсы / Многомерные асимметрии в пространствах Северной Азии

Многомерные асимметрии в пространствах Северной Азии

В рамках семинара «Критика социальных и гуманитарных наук» выступление Ивана Саблина (Гейдельбергский университет, Германия) «Многомерные асимметрии в пространствах Северной Азии в XX-XXI вв.: Сибирь, Монголия, Тибет» (ул.Галерная, 58-60, ауд.223).

На основе эмпирического материала, касающегося населения Северной Азии, и синтеза теории пересечений (intersectionality), теории социальной идентификации (social identity theory) и концепции релятивистских пространств (relational spaces) в лекции рассматриваются вопросы многомерности окружающей человека среды и множественных асимметрий в отношениях власти и насилия.

Пространства в рамках релятивистской парадигмы – это сумма отношений между объектами. Физическое пространство в этом смысле есть ни что иное как множество объектов, объединенных расстояниями и взаимодействиями между ними. Релятивистских пространств, как аналитических конструктов, может быть бесконечно много. Их количество напрямую зависит от выделяемых типов отношений между людьми, группами и неодушевленными объектами, целей и задач исследователя, выбранного масштаба.

Позиционируя себя и других в нескольких пространствах, человек делает свою личную идентификацию многомерной. Можно быть одновременно бурятом, монголом, буддистом, социалистом, сибиряком, мужчиной, молодым человеком и работником статистического бюро. Отношения, создающие каждую группу, также создают и пространства. Группа буддистов может быть частью буддийского религиозного пространства, включающего также буддийские предметы, тексты, здания, практики и т.д., частью религиозного пространства вообще, включающего отношения между указанными объектами всех имеющихся религиозных групп и между этими группами, частью экономического, политического и других релятивистских пространств.

Положение каждой из указанных групп в одном или нескольких релятивистских пространствах – религиозном, политическом, экономическом, юридическом, гендерном и т.д. – может существенно варьироваться. Положение одного человека в разных группах и пространствах может быть различным. В лекции данный феномен анализируется в терминах асимметрий в отношениях власти и насилия, которые в релятивистских пространствах носят многомерный характер. Понятие «асимметрии» включает в себя все те явления, которые описываются более статичными и оценочными суждениями: угнетение, эксплуатация, доминирование и т.д.

В данной лекции предлагается обратиться к анализу этнических, религиозных, профессиональных, гендерных и возрастных взаимоотношений в Северной Азии, уделив особое внимание положению и правам религиозных (буддистов), этнических (буряты, монголы, тибетцы), профессиональных (кочевые скотоводы), гендерных (женщины) и возрастных (молодежь) групп, а также положению всего населения в глобальных политических, экономических и экологических пространствах (право на мир, развитие и здоровую окружающую среду).

Северная Азия в XX веке входила в политические пространства СССР, МНР и КНР. Официальная идеология указанных государств провозглашала устранение имеющихся асимметрий, тогда как политическая практика создавала новые. Защита прав женщин и национальных меньшинств, а также включение молодежи в политический процесс являлось основным инструментом социальной мобилизации, пропаганды социализма и экспорта революции. Преследование тех или иных религиозных и этнических групп при этом являлось предметом жесткой критики указанных государств. События в Северной Азии оказали значительное влияние на международные отношения в глобальном масштабе, затронув Россию, Китай, Монголию, Великобританию, США, Японию, Корею, Индию и другие страны. В XX веке регион по-прежнему играет важную роль в политическом и экономическом положении России, Китая и Монголии в региональном и глобальном масштабе.